00:55 

Игра

Танья Шейд
Свобода твоих клыков кончается там, где начинается свобода чужой шеи
Название: "Игра"
Автор: Танья Шейд
Рейтинг: PG
Персонажи: Морни, а кто еще - это сюрприз
Дисклеймер: канонические персонажи принадлежат А.М.Волкову.

Вообще-то, рабам не полагалось пользоваться Междусетьем. Но так уж случилось, что Морни повезло с хозяином, а потому, если у нее выдавалась свободная минутка, девушка непременно спешила к серебряному экрану, за которым открывался другой мир.
Междусетье – это место особое. Ни один человек не пользуется в Междусетье собственным именем, а по псевдониму далеко не всегда угадаешь, кто за ним скрывается.
Последним обстоятельством Морни была особенно довольна. Кем бы ни был ее собеседник в Междусетье, ему не придет в голову, что за псевдонимом скрывается рабыня-арзачка. А потому можно свободно говорить на любые темы, не таясь и не опасаясь наказания.
Особенно Морни любила Игры, на которых можно было выбрать себе любую роль, перевоплотиться в совсем другого человека. В женщину, в мужчину, в ребенка – все на выбор игрока. Можно побывать в любых странах и эпохах, на любых планетах – даже на тех, которых никогда не существовало на самом деле.

Ее персонажа на Игре звали Марко, он был певцом. Не стоит скрывать, что Марко был хорош собой и на него заглядывались многие девушки, но только одну из них Марко мог назвать своей возлюбленной.
Мартина тоже была певицей, хотя и не столь знаменитой. Обычная хористка, каких много в Городе. К славе Мартина не стремилась, просто занималась своим делом и получала от этого удовольствие.
Они встречались уже долго, и Марко давно сделал бы Мартине предложение, если бы это было возможно. Но против законов Города не пойдешь.
Согласно этим законам, хористки теряли право заниматься музыкой, если выходили замуж. Лишить любимого человека возможности петь – это было бы слишком жестоко.
Что касается самого Марко, то ему нельзя было вступать в брак по законам Храма. Все медицинские заключения говорили о том, что у Марко не может быть детей – а значит, по логике Жрецов, и супруга ему была не нужна.
Марко не хотел кидаться в омут головой – но и отказываться от своего счастья, отказывать Мартине в ее счастье тоже не собирался. А потому он решился на важный шаг.
- Мартина, - сказал он, когда однажды вечером они сидели на скамейке в парке, - мы оба знаем, что мы хотим быть вместе. И у меня есть мысль, как можно это сделать, не нарушив законов.
- В самом деле?
Мартина говорила спокойно, но ей стало не по себе. Уж не задумал ли Марко какую-нибудь авантюру? Может быть, он решил ее похитить?
- Ты ведь знаешь о последователях Новой Веры, Мартина, - сказал Марко. – Далеко не все в Городе ее одобряют, но Новая Вера существует, и закону уже давно пришлось ее признать. Если мы примем Новую Веру – то Жрецы Храма не смогут нам ничего запретить.
- А как же я? – отвечала Мартина. – Если мы перейдем в другую веру, далеко не все жители Города это одобрят. О нас могут поползти всяческие слухи, и даже если наша затея удастся, петь я все равно не смогу. Ведь запрет на занятия музыкой для замужних женщин придумали светские власти.
- Светские власти Города, - сказал Марко. – Но если ты станешь моей супругой, мы можем пожить в Городе еще какое-то время – а потом ничто не мешает мне уехать. И взять с собой жену, разумеется.
- Марко, - на глазах Мартины выступили слезы. – Ты так хорошо все это придумал! Мы уедем в другой город, в другую страну, где Жрецы Храма не обладают такой властью. Меня здесь ничто не держит, ведь я сирота. Я хочу быть счастливой, Марко.
Ветер гонял по аллее парка осенние листья, и обоим казалось, что это – предвестие перемен.

В доме, где поселились супруги, было хорошо и солнечно – так говорили все посетители. Разумеется, обращение Марко в Новую Веру вызвало очень неоднозначную реакцию в обществе, но оно же добавило ему известности. Только вот Мартина больше не могла петь, и Марко понимал, что его супруга тяготится этим. Нужно было переезжать, и вот тут крылась главная трудность.
Переехать в другой город можно в реальном мире, где городов много. А как это сделать на Игре, где все действие разворачивается в одном Городе?
Оставался только один выход: уйти на другую Игру. Взять себе новые псевдонимы, написать заново биографии – переделав их под мир новой Игры… Но как Марко узнает Мартину на новой Игре, если она будет носить другое имя? Как Мартина узнает Марко?
Обычно в таком случае люди просто открывают друг другу свое инкогнито, потом встречаются за пределами Игры и обо всем договариваются. Но как отреагирует Мартина, если узнает, что за псевдонимом Марко скрывается рабыня-арзачка? В том, что саму Мартину играет менвитка, можно было не сомневаться, учитывая, что далеко не каждый хозяин пустит свою рабыню в Междусетье.
И Марко решился.
«Мартина – хороший человек, - думал он. – Неужели я такой трус, что не доверяю собственной жене? Неужели я могу заподозрить, будто она может меня презирать?»
Нет, конечно же, нет. Сама мысль об этом была низкой. А потому Марко больше не сомневался.
- Мартина, - сказал он, - нам нужно поговорить по видеосвязи. Мы решим, на какую Игру нам идти, какие имена взять…
- Марко, - проговорила Мартина очень тихо, - я не могу.
По щекам у девушки бежали слезы.
- Ты ведь знаешь, что в этом мире мы всего лишь персонажи, - сказала она. – Стоит каждому из нас узнать, кем является другой в реальной жизни, и между нами все будет кончено. Я так не хочу.
Что она говорит? Ведь это он должен бояться, что Мартина увидит на экране арзачку Морни!
«Мартина – тоже рабыня?!»
Так значит, они одинаковые. Две арзачки, что познакомились на игре – и каждая из них была уверена, что другая является менвиткой.
- Я понял, Мартина, - сказал Марко, обняв жену за плечи. – Здесь мы – всего лишь персонажи, но мне кажется, что в реальной жизни мы похожи. Я просто не ожидал встретить такую же. А потому тоже боялся, честно говоря. Но теперь все в порядке. Верь мне, пожалуйста.
- Нет, Марко, - Мартина была очень серьезна. – Не знаю, о чем ты подумал, но таких, как я, больше не существует. Как только ты меня увидишь, как только услышишь мой голос – ты никогда не сможешь относиться ко мне, как прежде.
Молодую женщину колотила дрожь.
- Я люблю тебя, Марко! А ты будешь меня бояться.

Морни не могла понять, в чем дело. Почему она должна бояться другую арзачку? Что Мартина себе вообразила?
Обернувшись, она поняла, что Мартины больше нет на линии.

Как хорошо, что его не видят подданные.
«Иллюзия, просто иллюзия, против которой ты не смог устоять. И ведь знал, что рано или поздно придет расплата. Но слишком силен был соблазн пожить обычной жизнью».
Обычно мужчины не берут женские роли. Гван-Ло знал об этом, потому и выбрал роль молодой девушки. Никто никогда не заподозрил бы, что хористка Мартина – это Верховный Правитель.
Подданные видели в нем едва ли не божество. Лишь в Междусетье он мог побыть человеком, таким же, как остальные. В Междусетье у него могли быть знакомые и друзья – до тех пор, пока не знали его настоящего имени.
Скольким все же приходится жертвовать, чтобы тайное не стало явным.

Спустя несколько лет

- Вот и все, Мадлен, - Марсель подал жене перчатки, потому что на улице поднималась метель, а звезды мюзиклов, увы, тоже подвержены холоду. – Я уже вызвал такси.
- Мама, папа, вы пели просто здорово! – в гримерную вбежал мальчик лет пяти.
- Спасибо, Юлиус, - Мадлен взяла сына на руки.
Придется и в самом деле поторопиться. Хорошо, что таксисты в этом Городе редко опаздывают…

@темы: фанфикшен

   

Мисталеро

главная